в начало обратная связь карта сайта

   Версия для слабовидящих




Вернуться в дело



2

А56-65452/2017



1211/2020-4081(2)

ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
191015, Санкт-Петербург, Суворовский пр., 65
http://13aas.arbitr.ru

ПОСТАНОВЛЕНИЕ


г. Санкт-Петербург

17 января 2020 года

Дело №А56-65452/2017/сд.6

Резолютивная часть постановления объявлена     13 января 2020 года
Постановление изготовлено в полном объеме  17 января 2020 года
Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
в составе:

председательствующего  Слоневской А.Ю.,
судей  Жуковой Т.В., Поповой Н.М.,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Ануфриевой О.А.,
при участии:  
от Бойко С.В.: Заднипрянец Ю.А. по доверенности от 21.01.2019;
от Угаркина А.С.: Широкова Н.А. по доверенности от 31.10.2017;

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер  13АП-31281/2019) Бойко Станислава Васильевича на определение Арбитражного суда  города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 04.10.2019 по делу № А56-65452/2017/сд.6, принятое

по заявлению финансового управляющего Светцова С.Ю.
к Бойко С.В.
об оспаривании сделки
в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) гражданина Угаркина А.С.,


установил:

     общество с ограниченной ответственностью «СБК-Ритейл» (далее -                         ООО «СБК-Ритейл») обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании гражданина Угаркина Алексея Сергеевича (ИНН 781404572051, Санкт-Петербург, Серебристый бульвар, д.28, корп.1, кв.86) несостоятельным (банкротом).
     Определением суда от 20.08.2018 в отношении должника введена процедура реструктуризации долгов гражданина, финансовым управляющим утвержден Светцов Сергей Юрьевич.
     Решением суда от 25.04.2019 Угаркин А.С. признан несостоятельным (банкротом), в отношении него введена процедура реализации имущества гражданина, финансовым управляющим утверждён Светцов С.Ю.
     Финансовый управляющий 30.01.2019 обратился в суд с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), о признании недействительным нотариального соглашения от 14.11.2016 на бланке № 78АБ1744146 (далее - Соглашение), согласно которому должник должен компенсировать Бойко Станиславу Васильевичу моральный и материальный вред в размере 2 0000 000 руб., из них за причиненный моральный вред 5 000 000 руб., за причиненный материальный вред                         15 000 000 руб., применить последствия недействительности сделки в виде обязания Бойко С.В. вернуть в конкурсную массу должника денежные средства в размере 6 493 803 руб. 60 коп., полученные им по Соглашению.
     Определением суда от 04.10.2019 Соглашение признано недействительным,  в удовлетворении остальной части заявленного требования финансовому управляющему отказано.
     Не согласившись с определением суда от 04.10.2019, Бойко С.В. обратился с апелляционной жалобой, в которой просит отменить обжалуемый судебный акт.
     В жалобе Бойко С.В. ссылается на то, что обжалуемый судебный акт принят о правах и обязанностях нотариуса Маркиной Е.В., не привлеченной к участию в деле.  Податель жалобы указывает на отсутствие аффилированности между должником и группой компаний «Дети».
     Отзыв на апелляционную жалобу в порядке статьи 262 АПК РФ не представлен.
     Информация о принятии апелляционной жалобы к производству, о времени и месте судебного заседания размещена в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».
     В судебном заседании представитель Бойко С.В. поддержал доводы жалобы, представитель Угаркина А.С. отклонил их.
     Иные лица, участвующие в обособленном споре, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание не явились, что в силу статьи 156 АПК РФ не является препятствием для рассмотрения дела в отсутствие представителей.
     Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены в апелляционном порядке.
     Как следует из материалов дела, Угаркин А.С. и Бойко С.В. 14.11.2016 заключили нотариальное Соглашение, согласно которому в связи с произошедшим 25.10.2016 несчастным случаем Угаркин А.С. должен компенсировать Бойко С.В. моральный и материальный вред в размере 20 000 000 руб., из них за причиненный моральный вред - 5 000 000 руб., за причиненный материальный вред -                    15 000 000 руб. Срок исполнения - в течение 14 дней с момента заключения соглашения.
     В обоснование заявления об оспаривании Соглашения финансовый управляющий указывает на то, что сделка является подозрительной применительно к положениям пунктов 1 и 2 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве), и совершена с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов должника.
     Согласно части 1 статьи 223 АПК РФ и статье 32  Закона о банкротстве дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).
     В соответствии со статьей  213.32 Закона о банкротстве, заявление об оспаривании сделки должника-гражданина по основаниям, предусмотренным статьей 61.2 или 61.3 этого же Закона, может быть подано финансовым управляющим по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, а также конкурсным кредитором или уполномоченным органом, если размер его кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, не считая размера требований кредитора, в отношении которого сделка оспаривается, и его заинтересованных лиц.
     Согласно пункту 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в Законе о банкротстве.
     Конкурсному управляющему предоставлено право подавать в арбитражный суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок и решений и о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником (статья 61.9 и пункт 3 статьи 129 Закона о банкротстве).
     Как следует из разъяснений, приведенных в подпункте 1 пункта 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Постановление № 63), по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут, в частности, оспариваться действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств (в том числе наличный или безналичный платеж должником денежного долга кредитору, передача должником иного имущества в собственность кредитора), или иные действия, направленные на прекращение обязательств (заявление о зачете, соглашение о новации, предоставление отступного и т.п.).
     Дело о банкротстве Угаркина А.С. возбуждено 14.09.2017. Оспариваемая сделка  совершена 14.11.2016, то есть в течение одного года до возбуждения дела о банкротстве.
     В соответствии с пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.
     Согласно пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.
     В пункте 5 Постановления № 63 разъяснено, что для признания сделки недействительной по основаниям пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве необходима совокупность следующих обстоятельств: сделка была совершена с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов; в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.
     Согласно пункту 9 Постановления № 63, если же подозрительная сделка с неравноценным встречным исполнением была совершена не позднее чем за три года, но не ранее чем за один год до принятия заявления о признании банкротом, то она может быть признана недействительной только на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве при наличии предусмотренных им обстоятельств (с учетом пункта 6 Постановления № 63). Судом в случае оспаривания подозрительной сделки проверяется наличие обоих оснований, установленных как пунктом 1, так и пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
     В обоснование заявленного требования финансовый управляющий указал, что на момент совершения оспариваемой сделки должник отвечал признакам неплатежеспособности и недостаточности имущества, и в результате совершения оспариваемой сделки произошло уменьшение имущества должника, за счет которого возможно получение кредиторами удовлетворение требований.
     При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.
     В пункте 6 Постановления № 63 разъяснено, что согласно абзацам второму - пятому пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия: на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества; имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым - пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве. Установленные абзацами вторым - пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве презумпции являются опровержимыми - они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки. При определении наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества следует исходить из содержания этих понятий, данного в абзацах тридцать третьем и тридцать четвертом статьи 2 Закона о банкротстве.
     При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличения размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.
     Судом установлено и лицами, участвующими в обособленном споре не отрицается, что Угаркин С.А. является сыном должника, что подтверждается ответом Комитета по делам записи актов гражданского состояния Санкт-Петербурга.
     Согласно Выписке из Единого государственного реестра юридических лиц Угаркин С.А. и Бойко С.В. являются учредителями общества с ограниченной ответственностью «ПСП Эверест» (ОГРН 1167847265552) с размерами долей (в процентах) 27 % у каждого.
     Следовательно, сын должника Угаркин С.А. и Бойко С.В. входят в одну группу лиц по смыслу статьи 9 Закона о защите конкуренции, являются аффилированными на основании статьи 4 Закона о конкуренции.
     Согласно пункту 1 статьи 19 Закона о банкротстве заинтересованными лицами по отношению к должнику признаются: лицо, которое в соответствии с Федеральным законом от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее - Закон о защите конкуренции) входит в одну группу лиц с должником; лицо, которое является аффилированным лицом должника.
     В силу статьи 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (далее - Закон о конкуренции) аффилированными лицами признаются физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. Аффилированными лицами юридического лица являются, в частности, лица, принадлежащие к той группе лиц, к которой принадлежит данное юридическое лицо.
     Определение «группы лиц» дается в части 1 статьи 9 Закона о защите конкуренции, согласно которой группой лиц признается совокупность физических лиц и (или) юридических лиц, соответствующих одному или нескольким признакам из следующих признаков: физическое лицо, его супруг, родители (в том числе усыновители), дети (в том числе усыновленные), полнородные и неполнородные братья и сестры; лица, каждое из которых по какому-либо из указанных в пунктах 1 - 7 данной части признаку входит в группу с одним и тем же лицом, а также другие лица, входящие с любым из таких лиц в группу по какому-либо из указанных в пунктах 1 - 7 данной части признаку.
     Арбитражным судом установлено и лицами, участвующими в споре, не оспаривается, что между должником и ответчиком существуют длительные деловые отношения. Так, согласно материалам обособленного спора № А56-65452/2017/тр.3 15.02.2010 между ответчиком (займодавец) и должником (заемщик) заключен договор займа на сумму 12 500 000 руб. со сроком возврата до 15.02.2016.
     Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что Бойко С.В. и должник являются фактически аффилированными лицами, входят в одну группу лиц с  участием сына должника.
     Согласно пункту 7 Постановления № 63 предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 Закона о банкротстве) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.
     В соответствии с частью 1 статьи 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
     Судом апелляционной инстанции проверены доводы финансового управляющего о наличии у должника на момент заключения Соглашения неисполненных обязательств перед ПАО «Сбербанк России», АО «Альфа-Банк».
     В силу абзаца 34 статьи 2 Закона о банкротстве неплатежеспособность представляет собой прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное.
     Материалами дела подтверждается, что АО «Альфа-Банк» и                        ЗАО «Спецобслуживание» 20.01.2014 заключили кредитное соглашение № 017X5L об открытии возобновляемой кредитной линии в российских рублях (далее - Кредитное соглашение). Угаркин А.С. является акционером                                      ЗАО «Спецобслуживание» с долей участия 33,3%.
     В обеспечение надлежащего исполнения обязательства                                ЗАО «Спецобслуживание» между АО «Альфа-Банк» и Угаркиным А.С. заключен договор поручительства от 20.01.2014 № 017Х5Р005 (далее - Договор поручительства).
     АО «Альфа-Банк» 09.04.2015 предъявило ЗАО «Спецобслуживание» требование о досрочном взыскании задолженности по Кредитному соглашению, в том числе основного долга в размере 184 745 000 руб., в соответствии с подпунктом «с» пункта 7.2 Кредитного соглашения. Указанное обстоятельство установлено решением Арбитражного суда города Москвы от 27.10.2015 по делу № А40-112125/2015.
     В установленный срок - 16.04.2015 ЗАО «Спецобслуживание» не исполнило обязательство по возврату полученного кредита, задолженность по кредиту перенесена АО «Альфа-Банк» на счета учета просроченной задолженности. Указанное обстоятельство установлено апелляционным определением Московского городского суда от 04.07.2016 по делу № 33-25536.
     Решением Мещанского районного суда города Москвы от 27.07.2015 по делу № 2-8560/2015 установлено, что в соответствии с пунктом 2.4 Договора поручительства условием наступления ответственности поручителя является неисполнение или ненадлежащее исполнение заемщиком любого из обеспеченных обязательств независимо от того, знал поручитель о таком неисполнении или ненадлежащем исполнении или не знал.
     В связи с неисполнением ЗАО «Спецобслуживание» обязательства перед     АО «Альфа-Банк», ответственность Угаркина А.С. как поручителя наступила 16.04.2015.
     Следовательно, с 16.04.2015 у должника имелось денежное обязательство перед АО «Альфа-Банк», в том числе в размере 184 745 000 руб. основного долга. Данные обстоятельства установлены судами при рассмотрении обособленного спора № А56-65452/2017/сд4.
     Судом установлено, что между ПАО «Сбербанк России» и                              ЗАО «Спецобслуживание» заключены договоры об открытии возобновляемой кредитной линии от 09.12.2013 № 0162-1-119613, от 10.06.2010 № 1991-2-107310, 02.08.2013 № 0162-1- 111313. В обеспечение надлежащего исполнения обязательств ЗАО «Спецобслуживание» между ПАО «Сбербанк России» и должником заключены договоры поручительства от 09.12.2013 № 0162-1-119613-П-4, от 10.06.2010 № 1991-2-107310/П/2, от 02.08.2013 № 0162-1-111313-П2.
     Также между ПАО «Сбербанк России» и ЗАО «Дети» заключен договор об открытии возобновляемой кредитной линии от 16.09.2013 № 0162-1-115813.  Должник являлся генеральным директором ЗАО «Дети».
     В обеспечение надлежащего исполнения обязательств ЗАО «Дети» между ПАО «Сбербанк России» и должником заключен договор поручительства от 16.09.2013 № 0162-1-115813-П-2.
     Решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 22.12.2016 по делу № 2-3534/16 установлено, что в связи с нарушением ЗАО «Дети»,                  ЗАО «Спецобслуживание» обязательств по кредитным договорам, 25.11.2015       ПАО «Сбербанк России» направлено заемщикам и поручителю требование о погашении имеющейся задолженности.
     Согласно пунктам 2.2 договоров поручительства от 09.12.2013 № 0162-1-119613-П-4, от 10.06.2010 № 1991-2-107310/П/2, от 02.08.2013 № 0162-1-111313-П2, от 16.09.2013 № 0162-1-115813-П-2, содержащим аналогичные положения, поручитель обязан на позднее следующего рабочего дня после получения письменного уведомления от банка о просрочке заемщиком платежей по кредитному договору уплатить банку просроченную заемщиком сумму с учетом неустоек на дату фактической оплаты задолженности по кредитному договору, а также судебные и иные расходы банка.
     Таким образом, с 25.11.2015 у должника возникла задолженность перед               ПАО «Сбербанк России» (правопреемник - ООО «СБК-Ритейл») в размере             610 845 867,88 руб.
     Следовательно, на момент совершения оспариваемой сделки (26.01.2016) у должника имелись неисполненные обязательства перед ПАО «Сбербанк России», АО «Альфа-Банк» в общем размере 795 590 867,88 основного долга.
     На момент совершения оспариваемой сделки (26.01.2016) АО «Альфа-Банк» обратилось в Мещанский районный суд города Москвы (18.06.2015) с исковым заявлением о взыскании с должника задолженности, ООО «СБК-Ритейл» также обратилось в Московский районный суд города Санкт-Петербурга (14.12.2015) с соответствующим исковым заявлением.
     Таким образом, в результате заключения оспариваемого Соглашения уменьшилось имущество должника, за счет которого кредиторы могут получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника. Сведения о наличии у должника иного имущества, за счет которого возможно удовлетворение требований кредиторов, отсутствуют. Бойко С.В. действуя разумно и проявляя требующуюся от него осмотрительность, должен был знать о наличии у должника неисполненных перед кредиторами обязательств, и, как следствие, о цели должника причинить вред имущественным правам кредиторов при совершении оспариваемой сделки.
     В пункте 4 Постановления № 63 разъяснено, что наличие в Законе о банкротстве специальных оснований, предусмотренных статьями 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную.
     В соответствии с пунктом 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).
     Статьей 168 ГК РФ установлено, что сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
     Для установления в действиях граждан и организаций злоупотребления правом необходимо доказать, что при реализации принадлежащих им гражданских прав их намерения направлены на нарушение прав и законных интересов иных участников гражданского оборота или создают возможность их нарушения.
     По смыслу приведенных выше положений, добросовестность при осуществлении гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей предполагает поведение, ожидаемое от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующее ей.
     Злоупотребление правом при совершении сделки является нарушением запрета, установленного в статье 10 ГК РФ, в связи с чем такая сделка должна быть признана недействительной в соответствии со статьями 10 и 168 ГК РФ.
     В пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что, оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.
     При этом согласно пункту 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются.
     Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения.
     Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).
     В силу пункта 1 статьи 10 ГК РФ под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение лиц, связанное с нарушением пределов осуществления гражданских прав, направленное исключительно на причинение вреда третьим лицам.
     При этом для признания факта злоупотребления правом при заключении сделки должно быть установлено наличие умысла у обоих участников сделки (их сознательное, целенаправленное поведение) на причинение вреда иным лицам. Злоупотребление правом должно носить явный и очевидный характер, при котором не остается сомнений в истинной цели совершения сделки.
     С целью квалификации спорной сделки в качестве недействительной, совершенной с намерением причинить вред другому лицу, суду необходимо установить обстоятельства, неопровержимо свидетельствующие о наличии факта злоупотребления правом со стороны контрагента, выразившегося в заключении спорной сделки (пункт 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.11.2008 №127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации»).
     Из содержания нормы пункта 1 статьи 170 ГК РФ следует, что мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. При совершении мнимой сделки у сторон отсутствует намерение по ее исполнению, такая сделка является ничтожной.
     Материалами дела подтверждается намерение должника и ответчика по исполнению оспариваемого Соглашения.
     Как следует из оспариваемого Соглашения, 25.10.2016 произошел несчастный случай по адресу: Ленинградская область, Кировский р-н, г.Отрадное, ул.Левый берег реки Тосно, д.6, в результате которого должником был причинен моральный и материальный вред ответчику. В качестве доказательства причиненного вреда ответчиком в материалы спора представлена справка Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Городская поликлиника №72» от 25.10.2016, согласно которой ответчик обращался в указанное учреждение с диагнозом ушиб, гемартроз правого коленного сустава, а также справка, согласно которой ответчик находился на амбулаторном лечении с 25.10.2016 по 14.11.2016 с указанным диагнозом.
     В материалы спора не представлены доказательства реальности несчастного случая, причинения должником ответчику материального и морального вреда, а также доказательства причинно-следственной связи между возможным  несчастным случаем и диагнозом ответчика (ушиб, гемартроз правого коленного сустава). Обстоятельства несчастного случая, а также доказательства причинение вреда в результате каких-либо действий или бездействия Угаркина А.С., перед судом не раскрыты. В отсутствие данных доказательств суд апелляционной инстанции считает недоказанными ссылки Бойко С.В. на причинение ему вреда в результате каких-либо действий (бездействия) Угаркина А.С., и, следовательно, отсутствии обязательства Угаркина А.С. оплатить причиненный ущерб.
     В соответствии с пунктом 2 статьи 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, с иным субъектным составом, ничтожна.
     С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции считает, что оспариваемая сделка является притворной, поскольку прикрывает иную сделку по безвозмездной передаче Угаркиным А.С. спорных денежных средств в пользу     Бойко С.В.
     Согласно пункту 1 статьи 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
     Пунктом 1 статьи 1085 ГК РФ предусмотрено, что при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.
     Пункт 2 статьи 1101 ГК РФ устанавливает размер компенсации морального вреда определяется в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.
     Характер физических и нравственных страданий оценивается с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.
     Возражая против удовлетворения заявленных требований, Бойко С.В. в отзыве от 28.05.2019 указывает на то, что на момент причинения должником вреда работал по договору оказания услуг, заключенному в начале 2016 года, но вследствие травмы не смог его завершить, в связи с чем ему была предъявлена к выплате неустойка в крупном размере. По мнению Бойко С.В., он не только не только не получил доход, на который рассчитывал, но и понес расходы по оплате неустойке.
     В обоснование указанного довода ответчик в материалы спора представл договор поставки товара от 03.10.2016 № 25 (далее - Договор поставки), заключенный между ним (поставщик) и Мазур Т.П. (покупатель), в соответствии с которым поставщик обязался поставить, а покупатель принять и оплатить товар в количестве 9000 куб. доски 40 мм ЕВ сорт 1-2 ГОСТ 8486-86. по цене 3000 руб. -       1 куб.доски, а также расписка от имени Мазур Т.П., согласно которой ответчик выплатил Мазур Т.П. 7 000 000 руб. в качестве неустойки, штрафа по договору от 03.10.2016 № 25.
     Судом апелляционной инстанции оценены представленные доказательства в их совокупности и взаимосвязи и установлено, что в материалы спора не представлены доказательства реального осуществления ответчиком и Мазур Т.П. обязательств по указанному договору. В договоре поставки не указаны реквизиты сторон, что не позволяет их идентифицировать, а так же не представлены доказательства фактической возможности ответчика исполнить обязательства по указанному выше договору поставки, учитывая то обстоятельство, что 9000 куб. доски в среднем равняется 115 железнодорожным вагонам.
     Согласно пункту 3.1 Договора поставки поставщик (ответчик) обязуется осуществить поставки в период с 28.10.2016 по 27.01.2017 в количестве 9000 куб. (равными частями по 3000 куб. в месяц). При этом, уже 16.11.2016 ответчик якобы выплатил Мазур Т.П. сумму в размере 7 000 000 руб. в качестве неустойки, штрафа по договору от 03.10.2016 № 25.
     Доказательства оплаты неустойки отсутствуют. В материалы спора не представлено обоснование выплаты неустойки, штрафа до окончания периода, в течение которого должна была быть осуществлена поставка. В пункте 1.4 Договора поставки ответчик гарантировал, что товар принадлежал ему на праве собственности.  
     Бойко С.В. не обоснован размер материального и морального вреда по оспариваемому Соглашению при его осведомленности о наличии у должника неисполненных обязательств перед независимыми кредиторами, размер которых на момент заключения оспариваемого Соглашения превышал 795 590 867 руб. 88 коп.
     Оспариваемое Соглашение заключено со злоупотреблением правом, при его заключении должник и ответчик действовали недобросовестно, исключительно с намерением причинить вред имущественным правам кредиторов должника.
     Совокупность изложенных обстоятельств свидетельствует о  нарушении прав и законных интересов кредиторов должника при совершении оспариваемого Соглашения. Заключение Соглашения свидетельствует о недобросовестности сторон сделок, совершении их с целью ухудшения платежеспособности должника, направленности сделки на причинение вреда кредиторам должника путем получения денежных средств из конкурсной массы должника.
     Заявление финансового управляющего в части признания недействительным Соглашения подлежит удовлетворению.
     Суд апелляционной инстанции отклоняет доводы подателя жалобы о необходимости привлечения к участию в споре нотариуса, удостоверившего оспариваемое Соглашение, поскольку в соответствии со статьей 51 АПК РФ обжалуемый судебный акт не влияет на права и обязанности нотариуса и не содержит выводов относительно его прав и обязанностей.
     Правовые последствия недействительности сделок в виде возврата полученных денежных средств правомерно не применены судом первой инстанции, поскольку направлены на преодоление механизма поворота исполнения вступившего в законную силу решения суда, предусмотренного гражданским процессуальным законодательством.
     Судебные расходы по уплате государственной пошлины в силу статьи 110 АПК РФ относятся на подателя жалобы.
     Обжалуемый судебный акт является законным и обоснованным. Апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.
     Руководствуясь пунктом 1 статьи 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
     

ПОСТАНОВИЛ:

     определение Арбитражного суда  города Санкт-Петербурга и Ленинградской области  от 04.10.2019 по делу №  А56-65452/2017/сд.6 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
     Постановление  может быть  обжаловано  в  Арбитражный  суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий одного месяца со дня его принятия.

Председательствующий

А.Ю. Слоневская

Судьи

Т.В. Жукова
 Н.М. Попова